Антоний в одежде странника ночью явился в дом к апостолу Фоме. Он постучал.
- Кто там? – спросил Фома, – на дворе поздний час, все давно уже спят в доме.
- Сказано в учении Господа нашего: «Стучите и вам отворят», это бедный странник, который ищет приюта, чашу воды да краюху хлеба.
Фома открыл дверь и пропустил необычного гостя в дом. Он предложил ему воды, краюху хлеба, но странник не уходил.
- Чего еще тебе надобно, странник, я ведь дал тебе всё, что ты просил?
- Я хочу видеть твоего гостя, того, что живёт у тебя в доме.
- О чем ты говоришь, странник? Я один живу, и никого нет в моем доме кроме меня.
- Мне нужен Иисус, сын плотника Иосифа и Марии.
Фома хотел было уже сказать, что не знает того, о ком говорит странник, но Иисус, услышав их разговор, сам вышел к ним.
- Я здесь, не меня ли ты ищешь, странник? – сказал он.
- Да, именно ты мне и нужен, – сказал Антоний и снял свой дорожный плащ, – я к тебе пришел по поручению прокуратора, помнишь меня?
- Да, помню, и рана от твоего кнута ещё не зажила.
- За кнут прости, не тебе он предназначался.
- Я давно простил тебя, хочу сказать лишь то, что бить человека кнутом, как скотину, позорно и недостойно. Не делай больше этого никогда, как бы не была велика вина того, кого хочешь ты наказать, лучше смертью накажи, чем кнутом. Говори, за чем пришел.
- Ты хочешь очистить Закон от лжи? Для этого ты добивался встречи с первосвященником?
- Да.
- Прокуратор может предоставить тебе такую возможность. Он предлагает тебе должность первосвященника. У тебя будет власть, и ты сможешь донести своё учение до народа.
-  Ты не правильно понял меня, и прокуратор тоже. Мне нужна истина, а не власть.
-  Что же мешает тебе, имея власть, нести народу свет истины?
-  Власть.
Истина не может быть навязана властью, она должна идти от сердца, от души – к душам и сердцам людей. Истина, идущая от власти, воспринимается умом, а не сердцем. Земная власть не вечна, придет другая власть, и истина в умах людей будет замена ложью. И только истина, идущая от Бога, которая поселяется в сердцах и душах людей – вечна.
-  Так, стань Богом. В народе ходят слухи, что ты был распят и воскрес. Мы подтвердим эти слухи, и никто не сможет усомниться в истине, исходящей из уст самого Бога.
- Но это ложь.
- Ложь во имя истины.
- Истина не может следовать из лжи.
- Из лжи следует что угодно.
- Тогда как отличишь ты истину от лжи, если в основе её лежит ложь?
- Люди поверят тебе, твоей правде, пройдут века, и уже никто никогда не узнает, что лежало в основе. Важно то, что люди станут жить так, как ты учишь их.
- Скажи, можешь ли ты построить храм на песчаной дюне? Она кажется прочной, но только до поры, пока не задует ветер. А когда подует ветер, и сдвинется песок – храм твой рухнет. Так и храм веры, построенной на лжи, рано или поздно обрушится.
- Что же ты собираешься делать?
- Нести людям истину.
- Но Каиафа убьет тебя, убьет тайно, ударом в спину. Тебе лучше покинуть Иудею.
- Я готов, но мне нужно хотя бы сорок дней, чтобы зажили раны на теле моем, и укрепилась вера в душах учеников. Они продолжат здесь, на этой земле, то, что начал я.
- Сорок дней, но не более, вооруженный отряд будет охранять этот дом. Но по истечению этого срока ты должен уйти.
Когда Антоний вернулся к Пилату, и рассказал о своем разговоре с Иисусом, тот сказал:
- Жаль, что тебе не удалось убедить его принять моё предложение.
- Он не признает никакой лжи, он идет своей дорогой.
- Что ж, дорога правды иногда не самая прямая, и не всегда она выводит к цели. Тогда и мне придется идти другим путем. Я просто заберу нужную мне сумму из корвана!
- Но священники могут возмутить народ, возможны волнения.
- Варвары, дикари! Неужели они возмутятся тем, что я отниму деньги у мошенников, для их же блага? Я солдат, и если не смогу убедить их словом, то буду убеждать мечом!

 

Copyright © 2013 M.Ig.
All Rights Reserved